Семейные формы воспитания детей сирот

Автор: | 22.05.2016

Различные формы семейного воспитания детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

Семейные формы воспитания детей сиротПостоянное увеличение числа детей, оставшихся без попечения родителей, стимулирует поиск новых форм устройства детей, совершенствование имеющихся возможностей общества и государства в воспитании и содержании детей. Проблема защиты прав и интересов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, сегодня не только не утратила своей актуальности, но и приобрела особую остроту. В России существует феномен социального сиротства: 90% детей, попавших и трудную жизненную ситуацию – социальные сироты, т.е. дети-сироты при живых родителях.

Конвенция ООН о правах ребенка, ст. 54 СК РФ закрепляют за каждым ребенком неотъемлемое право жить и воспитываться в семье. Государство обязано обеспечивать социальную защиту ребенка, лишенного семейной среды, предлагая альтернативную в выборе для него вида семейной заботы. В разд. VI СК РФ предусмотрены три формы семейного воспитания таких детей: усыновление (удочерение), опека (попечительство), приемная семья . Некоторые субъекты Российской Федерации воспользовались предоставленным им правом и предусмотрели возможность передачи таких детей в патронатные семьи.

Приоритетной формой семейного воспитания детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, бесспорно, является усыновление (удочерение) ребенка. Усыновление (удочерение), по мнению Л.Ю. Михеевой, является индивидуальной формой семейного воспитания и носит бессрочный характер, такое устройство предполагает возникновение длительных, пожизненных отношений ребенка с посторонними людьми. Л.Ю. Михеева отмечает, что усыновление (удочерение) – это «такая форма воспитания детей в семье усыновителей, при которой обеспечиваются условия жизни, равные с условиями жизни родных детей».

К сожалению, не все нуждающиеся дети могут быть усыновлены (удочерены). Практика показывает, что больше шансов на усыновление (удочерение) у здоровых детей раннего возраста. Больные дети и дети, перешагнувшие порог младенческого возраста, остаются невостребованными и продолжают жить в детских домах либо усыновляются иностранными гражданами и навсегда покидают Россию.

Иные индивидуальные формы семейною воспитания – опека (попечительство), приемная и патронатная семья – носят срочный характер и являются временным устройством детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в семью.

Представляя описание различных форм семейного воспитания детей-сирот в мире, необходимо начать с того, что первые сведения о воспитании сирот в семьях относятся еще к древнейшим временам, хотя формы устройства детей могли и не иметь этого формального названия. В Библии есть упоминания о детях, находящихся на попечении не связанных с ними родственными узами людей. Летописи, относящиеся к 16 веку, свидетельствуют о том, что сироты и дети из бедных семей в возрасте 12 или 13 лет передавались в ученичество различным ремеслам, а в пригородах Лондона Больница Христа помещала младенцев на проживание к няням.

Правила, на основании которых детей помещали в семьи, менялись с течением времени, отличались для различных культур и социальных классов. Например, в средневековой Ирландии благородные семейства отдавали своих сыновей на воспитание в замки своих соседей, чтобы тем самым избежать междоусобиц. В других странах было принято воспитывать детей «бедных родственников", обращаясь с ними как со слугами. Среди низких социальных слоев населения всегда имелась высокая материнская смертность, достаточно большое количество детей воспитывалось либо в семьях родственников, либо у случайных людей. Незаконнорожденных детей отбирали у матери и отдавали на воспитание другим людям.

В Христианской Европе заботой о бедных и бездомных занимались монастыри и почти при каждом монашеском ордене существовали приюты для брошенных и обездоленных детей. Так складывалась система детских домов для сирот. В ряде стран церковные общины до сих пор продолжают содержать сиротские приюты, в которых дети получают уход и религиозное воспитание, но не получают опыта жизни в семье.

В Англии в середине Викторианской эпохи тысячи детей жили в нужде и нищете. Открывались большие детские учреждения, во многих из которых находилось свыше 2000 детей. Режим в этих учреждениях должен был быть строгим, чтобы справляться с большим количеством детей. Многие подростки предпочитали терпеть лишения и жить на свободе, а не мириться со строгой дисциплиной в детских домах. Эти детские учреждения имели своей целью спасти детей от гибели, дать им крышу над головой и тем самым избавить общество от еще большей проблемы. Хотя они и были созданы с благими намерениями, они не были приспособлены для того, чтобы предоставить детям понимание, опыт и возможность полноценной жизни.

В XVIII веке в большинстве стран Европы в обществе росло осознание нужд и страданий бедных людей, желание найти более гуманные пути помощи детям-сиротам, чем просто помещение их в детские приюты. К началу XIX века образовалось довольно много новых филантропических организаций, озабоченных судьбой детей в детских домах и стремящихся реформировать их и создать более гуманную среду обитания. Корни современной системы патронатного воспитания находятся в этом движении. Однако в те времена все усилия были направлены на спасение жизни детей, никто не пытался спасти также их родителей. Подобные воззрения просуществовали почти до середины XX века.

В Англии идея «спасения жизни детей» лежала в основе официальной системы патронатного воспитания. Во многих, если не во всех странах, забота о сиротах, в первую очередь, была делом их родственников. Это было присуще всем сословиям, но особенно, распространено среди бедных. Поэтому государство мало ценило и целенаправленно не использовало такой «общественный ресурс».

В XX веке система устройства детей на воспитание в семью в Европе и Америке прошла ряд стадий в своем развитии.

Первый этап совпал с послевоенными реформами. Определяющей была тенденция быстро отдать на воспитание детей, которые «томились» в плохо оснащенных больших детских домах. Однако тогда считалось, что в семью можно поместить только «подходящих» детей: маленьких и здоровых. Плата за воспитание ребенка была очень низкой, т.к. считалось, что патронатные воспитатели берут детей из-за «любви», а не из-за денег. Семьям никто не помогал, так как предполагалось, что такая семья «замещает» кровную и должна взять на себя всю родительскую заботу о ребенке. Кровные родители исключались практически полностью из процесса воспитания. Социальная служба помощь не оказывала.

Второй этап возник из общей идеи необходимости предотвращения изъятий детей из семей. Развитие практики показало, что количество изъятий детей от родителей, либо сроки устройства, можно сократить, если вовремя «поработать» с кровными родителями, с которыми, вследствие этого, нужно обращаться с большим пониманием и симпатией. Однако это начало создавать трудности патронатным воспитателям, которым приходилось «делить» ребенка с кровными родителями. Вместе с этим отбирать у родителей стали только очень запущенных и трудных детей, что еще больше осложнило задачи, стоящие перед патронатными воспитателями. Таким образом, возникла и была осознана необходимость проводигь предварительное обучение патронатных воспитателей. Так же, как и на предыдущем этапе, социальный работник единолично принимал все решения, нес всю ответственность за решение судьбы ребенка, кровных родителей и патронатных воспитателей.

Третий этап связан с началом помещения я семьи детей-инвалидов и трудных подростков. До этого момента времени дети-инвалиды, эмоционально депривированные дети, подростки продолжали содержаться в детских учреждениях. Существовало мнение, что патронатные воспитатели не способны выполнять такую трудную задачу, как воспитание подобных детей, хотя при этом считалось, что на это способны сотрудники детских домов. Если предположить, что патронатные воспитатели могут заниматься воспитанием таких детей, то возникает необходимость разработать новые подходы к организации подготовки и последующей помощи воспитателям. Социальные службы по устройству начали проводить обязательные регулярные встречи патронатных воспитателей, на которых происходило обсуждение проблем воспитания трудных детей (система непрерывной подготовки), была введена новая должность — социальный работник, ответственный за помощь патронатным семьям, воспитывающим трудных детей. При этом «обычные» социальные работники, ответственные за ребенка и его семью, сохранили все свои функции. В случае воспитания подростков была введена практика заключения письменных соглашений, а также трудовых контрактов: впервые патронатные воспитатели стали получать зарплату за работу наряду с пособием на ребенка. Кровные родители и старшие дети рассматривались как равные партнеры в «предприятии». Отношения между социальными работником и патронатными воспитателями все менее оставались неравными и перерастали в нормальные рабочие (партнерские) отношения.

Четвертый этап – этап профессионализации труда патронатных воспитателей. Социальные работники все более начинают признавать этих знающих и опытных воспитателей как своих коллег. В это же время растет «консолидация» самих воспитателей, от идеи проведения групповых обсуждений проблем воспитания они постепенно переходят к идее создания тесно взаимодействующих «команд» воспитателей, в которых каждый знает детей и проблемы других. В этом случае появляется возможность разрешать трудности, появляющиеся в какой-либо семье, путем перемещения ребенка на короткое, либо более продолжительное время, из одной семьи в другую в пределах группы. Когда все друг друга знают, конструктивный подход к делу и согласованное перемещение ребенка позволяет избежать ситуаций возвращения ребенка в социальную службу и периода неопределенности и поиска для ребенка нового места проживания.

По мере совершенствования своих умений и роста увереннсти в себе, патронатные воспитатели все более становились нетерпимыми к неповоротливой официальной системе. Некоторые из них создали свои собственные независимые патронатные агентства, которые успешно работают до сих пор.

Пятый этап – последствия попечения. До этого времени службами защиты детства не принималось в расчет то, что происходит с молодыми людьми после того, как о них перестает официально заботиться государство, и они покидают места их устройства (обычно в возрасте 18 лет). В Англии 86% детей, содержащихся вне дома, возвращаются жить домой. Эго не всегда бывает просто, так что большинство из них оказывается на улице, становятся наркоманами или преступниками. Встает проблема обеспечения будущего ребенка после окончания его пребывания на государственном попечении. В действительности, все, что нужно этим молодым людям, это иметь близкого взрослого человека, к которому можно обратиться за практическим советом и эмоциональной поддержкой. В Англии существует уверенность, что в обязанности патронатных воспитателей должно входить – «оставаться родным человеком» для молодых людей. В одном из агентств эта обязанность записывается как пункт трудового договора о патронатном воспитании. В настоящее время разрабатывается и система оплаты за такую работу.

Шестой этап – использование патронатных воспитателей для восстановления связей ребенка с кровной семьей с целью сохранения семьи и дальнейшая профессионализация воспитания на дому, с прогрессирующей выплатой зарплаты, в зависимости от качества и сложности предоставляемых услуг.

Во многих странах существуют так называемые «патронатные семьи в помощь кровным родителям» – это как бы логическое продолжение эволюции роли патронатной системы, направленной на сохранение семьи для ребенка. Заметим, здесь не случайно используется термин «семья», а не «родители», так как подразумеваются «расширенная семья», включающая родственников и близких людей, с кем ребенок эмоционально связан. В США разработаны специальные программы подготовки патронатных воспитателей, основной целью которых служит (партнерство воспитателей с кровной семьей ребенка). На этом этапе уже никто не отрицает необходимости полной «профессионализации» патронатного воспитания. В резолюции Конференции Международной Организация Патронатного воспитания, которая проходила в Берлине и 1994г. отмечается: «Воспитание детей в патронатных семьях является квалифицированным социально-педагогическим трудом. Поэтому, наряду с пособием на содержание ребенка, патронатные воспитатели должны получать заработную плату, включающую оплату социальных гарантий в соответствии с действующим законодательством. По желанию с ними может быть заключен трудовой договор».

В настоящее время наметился седьмой этап развития патронатного (фостерного) устройства детей. Патронатное воспитание рассматривается как профессия, включенная в список специальностей, существует система квалификационных характеристик, оценки и повышения компетенции, т.е. переподготовки и повышения квалификации кадров, аттестация и лицензирование, движение по служебной лестнице – от простого воспитателя – до руководителя службы по устройству детей. Гарантируется пенсионное обеспечение, оплата социальных гарантии, как любому работнику. Службы по устройству детей имеют утвержденное штатное расписание, включающее ставки патронатных воспитателей для выполнения различных работ по воспитанию на дому и т.п.

На заре XX века в широких кругах европейского общества было принято называть грядущее столетие "веком ребенка". Но всякие иллюзии на этот счет очень скоро исчезли. Первая мировая война принесла детскому населению России физические и нравственные страдания, разрушение семей, гибель родителей, голод и нищету в огромных масштабах. Усугубил положение ребенка и октябрь 1917 года. Миллионы обездоленных сирот, согнанные с постоянного места жительства, массы беженцев с малолетними детьми, расстройство правильного обучения детей в школах, их подорванное длительными лишениями здоровье – такова неприглядная картина первых лет существования государства так называемой новой формации. Для полноты картины можно добавить такой факт как вовлечение десятка тысяч детей разного возраста в непосильный для них труд, что наполнило еще неокрепшую детскую психику нездоровыми переживаниями военных страстей и спекулятивного ажиотажа.

В России после революции 1917 г. когда молодая советская республика столкнулась с массовым сиротством и беспризорностью, основной (если не единственной) формой устройства стали государственные детские дома. В 1918 году все дети были объявлены государственными, в связи с этим стала расширяться сеть разнообразных форм детских домов. Все дети молодой России признавались детьми государства и находились под его защитой.

В годы Великой Отечественной войны был возрожден институт опеки и патроната, который был отменен и первые годы советской власти. В 1936 году вновь появился термин "патронат", который напрямую связан с принятием ВЦИК и СНК РСФСР постановления "О порядке передачи детей на воспитание (патронат) в семьи трудящихся". Институт опеки и патронатной семьи активно развивался в годы Великой Отечественной войны. В 1942 году на патронате находилось 37490 детей. Только по официальным данным в России к концу войны насчитывалось 678 тысяч детей, оставшихся без родителей. Из них 278 тысяч (41%) находились в семьях, заменивших родительскую. В 1943г. был принят специальный Приказ Наркомпроса о передаче сирот рабочим и колхозникам на патронат по договору, с выплатой зарплат и пособий детям. К сожалению, патронатное воспитание не пошло впоследствии в законодательство о браке и семье.

С 1960 г. стали активно внедряться школы-интернаты для детей-сирот. Многие школьные детские дома были преобразованы в школы-интернаты.

В последние годы в России появились признаки перехода от государственно-общественного устройства детей к государственно-общественно-церковному. Однако основные формы устройства детей-сирот в России не изменились, – это передача детей под опеку и на усыновление, определение детей в дома ребенка, детские дома, школы-интернаты.

В современной России новым принципом патроната стало делегирование полномочий по опеке и попечительству уполномоченным службам, которыми могут выступать учреждения образования, социальной зашиты, здравоохранения, занимающиеся проблемами и защитой прав детей. При этом создаются или перепрофилируются учреждения, предоставляющие патронатное воспитание, осуществляющие подготовку ребенка, нуждающегося в государственной защите, к помещению в семью, а также для работы по поиску, отбору и обучению патронатных воспитателей, оказанию содействия в воспитании и проведении реабилитационной работы с детьми, признанными нуждающимися в государственной защите, но находящимися в кровных семьях, а также переданными в семьи патронатных воспитателей.

Россия, ратифицировав Конвенцию о правах ребенка в 1990 году, признала право ребенка на воспитание в семье приоритетным. Тем не менее, пока только в некоторых российских регионах начали эффективно развивать институт замещающих приемных семей и закрывать дома ребенка и детские дома.

Решить проблему семейного воспитания в некоторой степени помогли детские дома семейного типа, появившиеся в 1988 году по инициативе Детского фонда. За 10 лет существования фонда в 368 домах воспитывалось 2,5 тысячи детей, в основном это были дети, имеющие отклонения в умственном и физическом развитии, дети-инвалиды, которые не могли быть переданы на усыновление.

В середине 90-х годов Семейным кодексом вводится новая форма семейного воспитания детей, оставшихся без попечения родителей, – приемная семья, которая, по сути, заменяет детские дома семейного типа. В постановлении Правительства от 17 июля 1996 года № 829 "О приемной семье" признаны утратившими силу все нормативно-правовые акты, регламентирующие деятельность детских домов семейного типа, что не позволяло создавать новые дома. Органам опеки и попечительства было рекомендовано заключить с родителями-воспитателями действующих домов семейного типа договоры об образовании приемной семьи.

В 2000 году в России функционировал 61 детский дом семейного типа против 280 в 1990. Семейные детские дома претерпевают существенные изменения – подчас в них действуют несколько форм устройства детей: усыновление, семейный детский дом, приемная семья, опека и, наконец, патронат. Приемные родители не успевали или не желали переоформлять документы на приемных детей в соответствии с последними требованиями.

С началом перестройки и по сей день семейные детские дома и приемные семьи испытывают материальные трудности. В некоторых регионах пособия на детей и зарплаты родителям приемных семей выплачивались с большими задержками. При этом родители-воспитатели, которые по закону не имеют права подрабатывать и оставлять своих детей без присмотра, буквально оставались без средств к существованию. Скорее всего, систему семейных детских домов и приемных семей полностью заменит система патроната, при которой зарплата опекуна и пособие на ребенка выше, чем при других формах устройства детей.

В последние годы в Москве стала развиваться система патроната. Беспризорный или лишенный родителей ребенок отдается в семью на воспитание до достижения им 18-летнего возраста, но не усыновляется (следовательно, право получения однокомнатной квартиры по достижении совершеннолетия остается за ребенком). При этом государством ежемесячно экономится более 1 тысячи рублей (на каждого ребенка в детском доме тратится примерно 3461 рубль в месяц), а "патрон" получает зарплату воспитателя плюс пособие на ребенка. Будущая мама должна пройти несколько отборочных туров, среди которых — ролевые игры и различные психологические тренинги.

Устройство детей в государственные учреждения, такие, как дома ребенка, детские дома, школы-интернаты, является одной из традиционных форм. За последние 10 лет несколько снизилось количество домов ребенка, но увеличилось число воспитывающихся в них детей. По соотношению таких домов и детей в них можно говорить о разукрупнении этих учреждений. Тем не менее, до сих пор в России есть детские дома, в которых воспитывается и обучается более 100 детей. Такую систему организации жизни детей никак нельзя назвать приближенной к семье. Кроме этого, как показали результаты нашего исследования, по крайней мере, в шести регионах России, некоторые дети меняют более пяти мест воспитания и обучения. Разрушаются родственные связи между братьями и сестрами, если детей разных возрастов помещают в разные учреждения: брата или сестру могут перевести в коррекционное учебное заведение; одного из детей могут перевести в другое учебное заведение в качестве наказания за плохое поведение или учебу.

Действующая система устройства и воспитания детей-сирот не могла справиться с их возрастающим количеством. Поэтому в 90-е годы в России стала развиваться система приютов. Для оперативного временного предоставления убежища детям, лишившимся родительского попечения, с 1993 года в каждом субъекте Российской Федерации открываются специализированные учреждения социальной реабилитации детей и подростков. Детские приемники-распределители переполнены. Установленный законом предельный месячный срок устройства детей, оказавшихся без попечения родителей, не соблюдается. Такая ситуация подталкивает государство, с одной стороны, к строительству новых детских учреждений, а с другой, – к поиску более совершенных форм устройства детей.

В последние годы появились давно не практиковавшиеся в России формы поддержки детей, например, такие как воспитание мальчиков в армии (по аналогии с "сынами полка" во время Великой Отечественной войны).

Появились и другие инициативы. С 2001 году в Кузбассе начала работать специализированная школа (кадетский корпус) МЧС, кроме того, уже открыт кадетский корпус железнодорожного транспорта для 10-11 классов детей-сирот и детей из малообеспеченных семей. Выпускникам корпуса гарантирована работа. Они также получают возможность льготного поступления в ряд вузов области или Московскую академию МЧС. Ученики кадетского корпуса будут находиться на полном государственном обеспечении. Затраты на питание, обучение, специальное обмундирование и т.д. возьмет на себя областной бюджет.

В России изучен опыт работы SOS-деревень, и сегодня подобные деревни работают в Томилино (Московская область), в Орле и Санкт-Петербурге. Воспитатель в этих деревнях действительно работает "мамой" 24 часа в сутки. Такое воспитание более приближено к семейному, чем в обычных детских домах, но по достижении 18 лет подросткам приходится навсегда покидать дом (приют), как это происходит в других государственных учреждениях.

После того, как церковь получила возможность открыто работать с населением, благотворительную помощь детям и детским домам начали оказывать представители различных религиозных конфессий. Более того, появились приюты при православных церквях и монастырях, однако такое устройство детей пока еще не подкреплено специальной законодательной базой.

Несмотря на разнообразие имеющихся форм устройства и воспитания детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, число таких детей постоянно растет. Государство отстает от инициатив граждан в разработке и принятии новых законодательных актов, регламентирующих новые формы устройства детей. Большая доля детей-сирот воспитывается в условиях, далеких от семейных, и это одна из причин проблем адаптации молодых людей к самостоятельной жизни после окончания учебного заведения. Кроме этого, большинство сирот сталкиваются с проблемами трудоустройства, получения жилья, создания семьи.